Как дети создают конфликты между родителями



Как дети создают конфликты между родителями

Хотя взрослые убеждены, что основная детская стратегия — это «разделяй и властвуй», в чем дети достигают немалых успехов, никогда не следует верить, будто ваш ребенок действительно этого хочет. Несмотря на их действия, детям необходимо (и втайне они этого хотят), чтобы родители действовали как слаженная команда. Для своей же безопасности дети нуждаются в том, чтобы родители «сдерживали» их, были сильными и уверенными в себе, не боялись отстаивать свои убеждения, выражать свои чувства и утверждать свои ценности.

Эта статья посвящена наиболее часто встречающимся способам, с помощью которых дети вызывают напряженность между родителями.

«Я хочу, чтобы ты ответил сейчас!»

Утром, когда вы уже готовы выйти из дома, чтобы ехать на работу, ваш двенадцатилетний сын Марк говорит вам, что трое его лучших друзей сегодня днем собираются у Джейсона. «Можно, я тоже пойду?» — требует сын, уже стоя одной ногой на пороге. Вы в растерянности. Вам нужно принять решение самой или спросить мнение супруга? Вы знаете, что информации недостаточно, но Марк говорит, что «уже нет времени!». Вам необходимо проявить твердость, а вы заикаетесь и запинаетесь или просто уступаете.

Заставить родителей принимать такие вот сиюминутные решения — особенно эффективная тактика, которую дети начинают использовать еще в начальной школе. В этом возрасте они «просекают», насколько мы заняты, заморочены и как торопимся; они на 100% уверены, что у нас не будет времени даже на то, чтобы просто перекинуться словом, не говоря уже о тщательном обсуждении вопроса. Они уже просчитали: если загнать нас в угол, мы выберем путь наименьшего сопротивления.

Естественно, эта тактика вызывает напряжение в родительской команде. Сиюминутные решения типа «Хорошо, ты можешь пойти к Джейсону» или «Я разрешу, если мама разрешит», часто принимаются в спешке, и нам обычно приходится об этом жалеть.

Что делать?

Оставьте за собой право сказать «нет» именно потому, что у вас нет времени обсудить это решение с вашим партнером. Скажите ребенку: «Если бы ты спросил меня раньше, я смогла бы обдумать твою просьбу. Но поскольку ты спрашиваешь в последний момент, я автоматически вынуждена ответить „нет“. В следующий раз дай мне возможность обсудить это с папой». Так как цель хорошей тактики — победить, ваш ребенок очень быстро усвоит: если он загонит вас в угол, это не обязательно приведет его к желаемому результату.

Но что же делать в тех случаях, когда вам приходится принимать решения за считанные секунды? Тогда вам с вашим партнером придется установить два незыблемых правила. Первое: кто бы ни принимал поспешное решение под давлением обстоятельств, он должен быть огражден от дальнейшей критики. Если ваш партнер не может сдержаться, скажите: «В следующий раз я непременно позвоню тебе на работу и попрошу вызвать тебя с любого совещания, вот тогда мы сможем обсудить это вместе». Я думаю, ваш партнер все поймет.

«Но ведь в прошлый раз ты мне разрешил!»

В возрасте 4-5 лет, подобно лучшим телевизионным адвокатам, дети усваивают идею прецедента: «В прошлую пятницу ты разрешил мне лечь спать попозже, значит, теперь я могу ложиться позже каждую пятницу!» или «Но вчера ты разрешил мне съесть перед обедом шоколадные вафли, так почему же сегодня нельзя?» Эта тактика особенно опасна для тех родительских команд, в которых один из членов разрешает то, что другой строго запрещает.

Что делать?

Оставьте за собой право принять исключительно разовое решение и не бойтесь признать, что вы совершили ошибку. Например, можете объяснить своему ребенку: «Вчера вечером я позволил тебе есть шоколадные вафли перед ужином, потому что мама задержалась на работе. Это было ошибкой, так как ты испортил аппетит. Сейчас я решил по-другому».

После возвращения к «прецеденту» приготовьтесь к противодействию. Четырехлетний кинется бить ногами об пол, семилетний закричит «Несправедливо!», десятилетний «заговорит» вас до смерти, тринадцатилетний немедленно начнет угрожать всем, что придет ему в голову. Иными словами, любой нормальный ребенок способен хотя бы на мгновение заставить вас поколебаться в своем решении и начать перебранку с партнером.

Но если вы отстоите свое право на ошибку и перемену мнения после обсуждения с супругом, дети уже через 15 минут станут тихими. Почему? Потому что вы проявили твердость, несмотря на их первоначальные возражения, — от этого дети чувствуют себя в безопасности. Помните: чувство защищенности у вашего ребенка дороже, чем некоторая непоследовательность.

«И у стен есть уши!»

Даже маленькие дети (примерно с 4 лет) очень рано уясняют, какие «острые» вопросы чаще всего вызывают ссоры между родителями. Например, если деньги — это болезненная тема в ваших отношениях (скажем, один из партнеров в денежных вопросах более прижимист или более щедр, чем другой), тогда ваш ребенок, в гневе орущий: «Папа, ты вечно скупердяйничаешь!», использует свои знания, чтобы вбить между вами клин. Он понимает, что, сказав эти слова, делает первый выстрел в постоянной войне между вами и вашим супругом.

После этого вы броситесь защищать, например, свою дочь: «Ну ты действительно скуповат, Ральф. Ты постоянно беспокоишься о каждой копейке!» В итоге ссора разгорается вновь и не утихает годами. Тем временем вопрос, с которого она началась — покупать вашей дочери те фирменные кроссовки или нет, — легко забывается. И к моменту, когда родительская ссора закончится, вы будете настолько измучены, что согласитесь купить эти кроссовки — даже если оба сознаете, что это полное безумие.

Что делать?

Вам необходимо научиться постоянно осознавать моменты, когда ваш ребенок использует «болевые точки» в ваших отношениях для своих целей. К счастью, существуют легкоузнаваемые сигналы:

1. Вы немедленно забываете конкретный повод, вызвавший спор с ребенком и начинаете ссориться между собой.

2. Вы извлекаете на свет божий свой список обид и вспоминаете примеры, не имеющие никакого отношения к тому, что происходит здесь и сейчас.

3. В треугольнике семейных связей родитель и ребенок стравливаются с другим родителем.

Если вы опознали один из таких сигналов, попытайтесь прекратить ссору, прежде чем она наберет обороты: «Давай поговорим об этом позже, а с Кейт разберемся сейчас», — это верный способ потушить разгорающийся костер. Каскад обвинений можно остановить и иным путем: скажем, просто уйти в другую комнату.

Как бы вы ни поступили, цель должна быть одна: дать понять ребенку, что ему не удастся «перевести стрелки», втянув вас в ссору с вашим супругом. Это очень важно. Когда детям удается заставить нас обозлиться друг на друга, они пугаются и чувствуют себя виноватыми. В наш век разводов даже пятилетние знают: родители могут разойтись, а обвинять себя в том, что родители развелись, склонны дети любого возраста. Иногда достаточно лишь вспомнить об этом детском страхе, и вы найдете способ моментально остановить ссору. Никакой спор не стоит того, чтобы ребенок почувствовал себя ответственным за ваши отношения.

Публичное унижение.

Вы только что уселись за столик в шумном ресторане и готовы вкушать семейный обед. Ваш младший ребенок, пяти лет от роду, вдруг начинает стучать своими вилками и ложками так, что его слышно в соседнем штате, сыплет соль и льет кетчуп в свой стакан с водой и скатывает шарики из салфеток, разбрасывая их вокруг. Ваши замечания пропадают втуне… Внезапно он вскакивает на стул с воплями «дура» и «расстегни ширинку» (вы смотрели телевизор поздно вечером?) и полностью игнорирует ваши все более смущенные угрозы.

Единственное, что может быть еще более унизительным, чем его поведение, — ссора, которая начинает разгораться между вами и вашим супругом. Люди за соседними столиками качают головами, глядя на вашу неспособность действовать сообща, и демонстрируют редкостное единодушие, стараясь пересесть подальше от вас.

Кто не бывал в подобной ситуации? Когда дело доходит до нашей особой чувствительности в публичных местах, дети реагируют на это с точностью радара. Они делают стойку, ощущая нашу нервозность, и провоцируют нас до тех пор, пока мы не растеряемся полностью, опозорившись перед всем честным народом. Такое случилось на свадьбе наших друзей, на которой шестилетняя девочка беспрерывно ныла, а ее родители, будучи не в силах больше это выносить, начали орать друг на друга, как раз когда все величаво вкушали шампанское. Даже через 10 лет никто из нас не смог забыть, до какого состояния они дошли.

Что делать?

Когда дело доходит до публичного унижения, забудьте о «едином фронте». В данном случае «золотое правило» состоит в том, чтобы менее уставший родитель немедленно изъял ребенка с места потенциального унижения. Уведите его с глаз долой, особенно подальше от вашего супруга. Ведь даже если вы останетесь досягаемы только для его ушей — ссоры не миновать.

Если вы сидите в ресторане, уведите сына в вестибюль, к телефонным будкам или в туалет. Если вы не можете уйти, отведите его как можно дальше от всех и каждого. Цель в данном случае — не дать публике сосредоточить свое внимание на вас и вашем супруге. После первых протестов ваш ребенок почти автоматически успокоится. А вы, не чувствуя пристальных взглядов окружающих, сможете справиться с ситуацией без особого смущения.

На личном опыте я убедился, как хорошо это работает. Наша дочь Ли устроила сцену в гостях, когда нужно было уходить: стала ныть, плакать, пинаться, — и мы с женой моментально напряглись. Стейси лихорадочно пыталась договориться с Ли, а я захотел устроить публичную воспитательную акцию. И то и другое было неправильно. Мы слишком близко подобрались к опасному уровню, за которым уже проступала картина унижения. Разговоры вокруг замерли на полуслове: казалось, все хотят видеть, как мы справимся со своей раскапризничавшейся дочерью.

К счастью, я вспомнил свой же совет. Так как я был чуть менее уставшим, то быстренько схватил Ли за руку и утащил ее в пустующую кухню — подальше от аудитории. Затем «серьезным» голосом произнес: «Ты можешь плакать и кричать, сколько тебе захочется, но мы все равно должны уйти сейчас, несмотря ни на что». Не отвлекаясь уже на напряжение в нашей родительской команде, я был очень собран и сосредоточен. Ли в ответ сначала зарыдала, а потом внезапно успокоилась и мирно потопала в спальню искать свои туфли. Этот переход произошел столь быстро, что одна из мам спросила у Стейси: «Да что ж он там с ней сделал?» Да ничего особенного. Это всего-навсего был вопрос ослабления фактора публичного унижения — чтобы мы смогли сосредоточиться на нашем ребенке, а не друг на друге.

«Я хочу мамочку!»

Болеющие, уставшие или находящиеся в кризисе развития дети часто предпочитают одного родителя другому. К несчастью, это может стать причиной многочисленных обид. Отвергаемый родитель чувствует себя ужасно, а предпочитаемый — очень устает. И то и другое часто остается невысказанным и «выдается» на поверхность в виде наиболее часто встречающейся родительской эмоции — гнева.

Я испытал подобную обиду, когда Сэмми, мой тогда полуторагодовалый сын, болел и не давал мне подойти к нему. Он хотел видеть только мамочку. Карен, мать трехлетнего Макса, признавалась: из-за того что сын позволял себя укладывать только отцу, она чувствовала не только недовольство своим мужем Стивом, но еще обиду и вину («Наверное, я слишком много времени провожу на работе?»).

Что делать?

За исключением случаев очевидной биологической потребности — голод, высокая температура, сильная усталость, у вас нет причин, которые обязывали бы вас следовать предпочтениям вашего ребенка. Более того, вы не должны этого делать, поскольку так создается еще больший дисбаланс участия в воспитании между вами и вашим супругом. Я не в силах сосчитать матерей, приходивших ко мне и говоривших: «Вот уж чего я точно никогда не сделаю снова, так это не позволю себе стать тем единственным человеком, который обязательно укладывает детей спать. Но сейчас у меня нет выхода. Без меня ребенок не успокаивается, и я чувствую себя как в тюрьме. Какая же это была ошибка!»

Если вы тот самый родитель, которого в данный момент отвергают, и хотите изменить положение, начните понемногу проводить с ребенком больше времени, чтобы отучить его от привычки быть только с вашей супругой/супругом. Сначала оставайтесь с ним наедине короткое время, чтобы он не смог устроить вам скандал. Например, посидите с ним несколько минут, когда он укладывается спать, а затем уступите место жене. С каждым вечером сидите немного дольше. Через некоторое время вы сможете остаться почти до момента засыпания. И, наконец, однажды вечером вы уйдете, когда он уже будет спать.

Часто дети предпочитают одного родителя другому просто потому, что на другого они сердиты. Это создает в родительской команде очень большое напряжение, разделяя вас на «добрых и злых полицейских». Лучше всего в этом случае сделать вид, будто вы ничего не замечаете. Сдержите свой гнев и переждите. Как правило, ваш ребенок вскоре сам помирится с вами.

Например, семилетняя Люси страшно разозлилась на свою мать Сандру, когда та не позволила ей выйти из дома, чтобы попрощаться с бабушкой и дедушкой у машины. «Не трогай меня! — сказала она матери за ужином. — Я хочу только с папочкой!»

Но в этом случае как раз папочка чувствует себя пятым колесом в семейном экипаже. В глубине души ему, может быть, и приятно внимание Люси, и он даже позволяет себе поддержать ее, заговорщически ей подмигнув. Он получает моментальное удовлетворение, но как говорится, так «дела не делаются», и уж тем более они не делаются так в родительской команде.

Вместо того чтобы раздражаться и негодовать, Сандра до вечера вела себя сдержанно. Потом, укладывая дочь, она объяснила ей: «Я не хотела, чтобы ты выходила из дома, потому что шел снег. Я знаю, как ты возбуждаешься, когда выходишь под падающий снег, а время было спать. Может быть, я ошиблась, но сделала это никак не из вредности. Я просто хотела, чтобы ты вовремя заснула сегодня — ведь завтра в школу».

Если выжидание и объяснение не дают эффекта, вы сами можете применить «тактический» прием. Например, проведите больше времени с другими детьми. Обычно это ведет к соперничеству между братьями и сестрами, и лед оказывается сломанным. Вообще-то это грязный трюк, но он почти всегда подталкивает ребенка к восстановлению контакта. А когда ребенок сам подойдет к вам, он уже будет в состоянии обсуждать случившееся.

«Я вовсе не в плохом настроении, но все равно не хочу об этом говорить!»

Ваша одиннадцатилетняя дочь Амелия вернулась из школы с кислой миной. За ужином вы спрашиваете, что случилось, и она в ответ заявляет: «Ничего!»

Мама: Ты уверена?

Амелия: Угу.

Мама: Ты собираешься что-нибудь съесть?

Амелия: Нет, я не хочу.

Мама: Ты действительно уверена, что все в порядке?

Папа: Да оставь ты ее в покое уже. Нормально у нее все.

В отличие от других приемов эту тактику дети не выбирают целенаправленно. Таков естественный закон семейного тяготения, который проявляется в том, что дурное настроение распространяется от одного члена семьи к другому. В данном случае плохое настроение Амелии переносится на ее родителей. В остаток вечера постепенно растет напряжение между родителями.

Часом позже мама спрашивает Амелию: «Ты уже сделала уроки?»

Амелия (уставившись в экран телевизора): Вчера вечером ты мне помогала, и все оказалось неверным. Папа (жене): Да что же ты к ней привязалась? Дай ей отдохнуть. Мама: Ей еще делать четыре упражнения по правописанию и три — по математике. Ты это учел? Ты ж этого не знаешь, как ты, вообще, можешь…

И уже через минуту родители вовсю кричат друг на друга, а Амелия в молчании по-прежнему пялится в телевизор. Поздно вечером, уже лежа в постели, дочь мимоходом говорит, что поссорилась в школе с лучшей подругой, Энни. «Она сказала, что теперь будет дружить с Джилл», — со слезами рассказывала Амелия. Вот наконец стал понятен источник ее горя. К несчастью, родители потратили весь вечер на ругань и не обсудили с девочкой ссору, которая к ним самим не имела никакого отношения.

Что делать?

Будьте внимательны к признакам, свидетельствующим, что вы, взрослые, рискуете перенять дурное настроение вашего ребенка (заразиться). Чтобы обезопасить себя, постарайтесь как можно раньше распознать феномен «переноса настроения» и не дать разгореться ссоре между вами. Если же спор все-таки вспыхнул, спросите себя, были ли вы злы друг на друга еще до прихода ребенка. Если нет, есть шанс, что вы подхватили «заразу» дурного настроения именно от него.

Однако не пытайтесь приставать к ребенку. Если он не хочет говорить, дайте ему время. Постарайтесь не «вцепляться» в него. Будьте терпеливы; он заговорит, когда будет готов. Не бойтесь заняться своими делами (и не вините себя за это), можете даже отдохнуть.

Я знал одну пару, которая настолько поднаторела в распознавании этого явления, что могли тихо отступить в спальню или заняться собственными делами. Рано или поздно их дочь, уже расположенная к разговору, плюхалась рядом с кем-нибудь из них. Как сказала мать: «Благодаря осторожности и умению выждать мы избавились от многочасовых перебранок по поводу ее настроения».

Приступы ярости.

Любому родителю известно, что приступы ярости не исчезают, даже когда ребенок становится старше «ужасных двух лет»; просто они сделаются более изощренными. Действительно, родители с гораздо большим ужасом рассказывают о приступах ярости у детей 3 лет и старше. И здесь опять проблема в том, что детский гнев нередко бывает заразителен и распространяется как пожар, пока родители безуспешно пытаются как-то справиться с ситуацией. Однако существуют некоторые приемы, позволяющие защитить как родителей, так и детей от приступов ярости, грозящих выйти из-под контроля.

Первый шаг состоит в том, чтобы научиться различать тактические приступы и ярость, вызванную темпераментом. Первые (или «манипулятивные», по выражению Стенли Турецки в его «Трудном ребенке») почти всегда следуют за отказом в ответ на просьбу ребенка. Если ребенку не угрожает физическая опасность, их стоит проигнорировать. Напротив, приступы, порожденные темпераментом, — результат усталости, голода или болезни. Тогда ребенка необходимо попытаться успокоить, например, физически удерживая его или удовлетворив соответствующие физиологические потребности. Однако я заметил, что у детей старше 4-5 лет приступы по большей части бывают одновременно вызваны и особенностями темперамента, и тактическими соображениями. Если предпринятые вами действия не помогают ребенку успокоиться, а вы и ваш супруг уже почти дошли до предела, используйте следующее.

1. Осознайте простой и безоговорочный факт: вы не можете урезонить ребенка (или даже взрослого) в разгар приступа. Сотни отцов рассказывали мне, насколько им невыносимо видеть, как супруга предлагает орущему ребенку то одно, то другое, или в какое раздражение их приводит наблюдение за бесконечными уговорами, когда ребенок беснуется, а вы пытаетесь ухватиться за соломинку в поисках быстрого решения.

2. Если эти усилия ни к чему не приводят, попытайтесь игнорировать приступ, приводя в качестве объяснения следующие практические последствия: «Я не в состоянии думать, когда ты так визжишь. Мы поговорим об этом, когда ты успокоишься» или: «Еще чуть-чуть, и мы накинемся друг на друга. Поговорим об этом позже».

3. Вам и вашему супругу следует выйти из комнаты. Не стоит говорить ребенку: «Иди в свою комнату». С 5-6 лет дети перестают слушаться таких приказов, и вы в результате снова окажетесь втянутыми в выяснение того, кто сильнее. Так как ваш ребенок может последовать за вами, будьте готовы (если ему не менее 7 лет и нет угрозы для его физического или психического здоровья) закрыть или даже запереть за собой дверь.

4. Если вы оба расстроены, постарайтесь не разговаривать друг с другом и ничего не решать. Скорее всего, переговоры все равно ни к чему не приведут. Просто постарайтесь успокоиться.

5. Дождитесь первых признаков того, что приступ перестал нарастать или идет на убыль. Вот теперь пора постучать в его дверь (если он отступил в свою комнату) или выйти из вашего убежища. Почему вмешиваться надо только теперь? Потому что нельзя поощрять приступ, который все еще идет по нарастающей. Подойдите к ребенку лишь после того, как он сам начнет успокаиваться. Этим вы скажете: «Попробуем разрешить эту проблему, когда все мы немного успокоимся».

6. Минута профилактики стоит дороже часа лечения. Если вы знаете, что магазин игрушек на бульваре вызывает у ребенка эмоциональный шок, заранее предупредите его о своих намерениях. Скажите: «Когда мы пойдем в магазин, ты можешь выбрать только одну игрушку. Попросишь больше, не получишь ничего».

Не существует способа навсегда избавиться от приступов ярости у детей (да и у нас тоже). Но если вы оба согласны следовать перечисленным принципам, у вас будет гораздо меньше проблем друг с другом. И вы дадите своим детям огромное преимущество. Когда они теряют над собой контроль, им необходимо видеть, что вы сохраняете спокойствие.

По материалам adalin.mospsy.ru