Вредные советы: как вырастить братьев и сестер врагами?



Вредные советы: как вырастить братьев и сестер врагами?

Вырастить братьев и/или сестер врагами несложно. Все этому благоприятствует. Уже одно то, что дети, как правило, появляются в семье в разное время, создает правильные исходные условия. Пока ребенок единственный, он получает все имеющиеся внимание и любовь. Подарки только ему (наказания тоже). Книжки читают только ему, перед сном целуют, родственники умиляются, восхищаются, родители ругаются из-за того, как его правильно растить. Ребенок чувствует свою значимость, весомость, уникальность.Появляется второй ребенок, пусть пока только в проекте, только в материнском теле, и вся жизнь для первого ребенка меняется. Самая заметная перемена касается психологической дистанции между ребенком и родителями. Она неизбежно увеличивается. Раньше мама практически всегда была готова заниматься ребенком, теперь она себя плохо чувствует, ходит к врачам, сдает анализы, обсуждает это с папой, от первенца отвлекается, не так на нем сосредоточена. Дальше — больше. Растет живот. Раньше можно было с разбега прыгать на маму, теперь почему-то нельзя. Подготавливать почву для будущей вражды детей можно начинать с этого момента.

Ребенку следует объяснить ситуацию. Короткий, в каком-то смысле небрежный вариант: «У тебя скоро появиться братик (сестричка). Ты, конечно, этому очень рад и будешь его (ее) очень любить». В нем есть одно самое необходимое: четкая демонстрация своих ожиданий и неготовность родителей к диалогу с ребенком. Ребенку предписывается норма реагирования — должен радоваться и любить. Кроме того, утвердительной формой этого высказывания родители дают понять ребенку, что они не будут обсуждать другие варианты чувств и состояний своего первенца по этому поводу. Ребенок уже чувствует как минимум настороженность в связи с изменением внутрисемейной ситуации, а тут еще оказывается, что это неправильное чувство. Поговорить про это нельзя, требуемых чувств (любви и радости) нет. И все это из-за еще не рожденного ребенка. Сделано немало — у первого ребенка появилась тревога в связи со вторым ребенком, а главное, ему закрыт доступ к родителям с этим переживанием. С этого момента напряжение будет только расти.

Родители могут постараться еще больше. Хорошо получается, если сообщить ребенку о том, что ожидается прибавление семейства в псевдодиалогической форме — вроде бы вы с ним советуетесь, а на самом деле транслируете ребенку свою тревогу и предлагаете ему взять на себя ответственность за это ваше тревожное состояние: «Мы давно хотели поговорить с тобой, но все не решались (этот пассаж особенно уместен, если ребенку года три). Ты, наверное, заметил, что у мамы появился животик? (Не дожидаясь ответа, продолжайте.) У нас будет маленький. Мы так боимся, что ты расстроишься. А мы-то его ждем, уж так ждем. Мы хотели тебя попросить — ты люби ее (его), не обижай. Если будешь обижать, мы очень, очень (фразу не завершайте, влажными глазами, часто моргая, посмотрите ребенку в глаза)... Прямо не знаю, как мы тогда жить будем». Что-нибудь в таком роде наверняка усилит тревогу ребенка, а также создаст у него чувство собственной несостоятельности — любимые родители хотят от него чего-то очень важного, а вот чего — неясно. Признаться в этом нельзя, а то родители совсем в нем разочаруются.

Младенец появился. Начинайте внимательно следить за тем, чтобы старший не навредил младшему. Только за этим и следите. Подходит к кроватке, а вы сразу: «Отойди подальше, не дыши». И правильно. Старший ребенок, может, в детский сад или школу ходит, а там, как известно, одна сплошная инфекция. Не дай бог заразит малыша. Запрещайте старшему ребенку брать в руки соски, бутылочки и погремушки младшего. Раньше родители подолгу укладывали своего первого ребенка, читали ему на ночь, целовали — теперь все это надо прекратить. Во-первых, в доме появился младенец, все стали больше уставать. Хочется быстро уложить детей спать и хоть чуть-чуть пожить самим. Во-вторых, опять же в доме появился младенец, а значит, все внимание — ему. Это его надо купать, кормить, а старший должен приспособиться засыпать сам, большой уже человек. Если он протестует и возмущается, ему надо веско сказать: «У тебя совесть есть?! Она (он) же маленький!»

Вскоре появятся признаки того, что вы на верном пути. Доверчивый ребенок может начать предлагать вам выкинуть сестричку в окно. Некоторые творческие личности пытаются воздействовать на самое младенца — выковыривать глазки, сталкивать с пеленального столика — вдруг разобьется, как чашка. Особо одаренные старшие дети пробуют «косить» под малыша. Они могут начать писаться в постель, в штаны, просить грудь, сюсюкать и ковылять, как будто им всего два годика. Они как бы говорят: «Люби меня так же, как его, чем я хуже». Все это необходимо встречать полным непониманием, возмущением, не брезговать и физическими наказаниями. Сюсюкает — по губам, описался — по попе. Неестественный лепет, непроизвольное мочеиспускание останутся, может, даже и усилятся, а ненависть к маленькому пришельцу, из-за которого все неприятности, расцветет пышным цветом. Любовь к родителям лет до четырнадцати-пятнадцати неколебима, а вот братика или сестричку любить — увольте.

Теперь родителям остается только методично поливать сочные всходы. Всегда защищайте младшего от старшего. Допустим, старший ребенок делает уроки, а младший старается порвать его тетрадки, завладеть карандашами и ручками, бегать по комнате со всем этим и орать. Вы, как разумный человек, конечно пару раз скажете ласково малышу: «Прекрати, не мешай Жене делать уроки», а уж на Женю, когда Женя свои тетрадки грубо отбирает, в полный голос: «Не смей обижать маленького!» Старшему ребенку надо объяснять, что он должен заботиться о младшем, отвечать за него, когда взрослых нет рядом, уступать младшему: «Ты старше, уступи». При этом забудьте объяснить младшему, что он должен слушаться старшего. Старший отвечает за младшего, а младший ему не подчиняется — такова рабочая схема.

Здесь важно не действовать однобоко. Если вы на этом остановитесь, то может получиться так, что младший ребенок будет обожать старшего, искать его дружбы и расположения, и, возможно, в этом преуспеет. А в таком случае весь проект окажется под угрозой. Надо вовремя подключить младшего ребенка к источнику ненависти. Неоценимую помощь в этом предоставляют детские ссоры. Для них надо создать благоприятные условия. Игрушки должны быть разными (никогда не покупайте двум детям две одинаковые игрушки), при этом очень полезно, чтобы не было точно известно, какие игрушки — чьи. Купить одну дивную мягкую игрушку, положить на стул, сказать радостно — это вам, дети, играйте, и уйти быстро из комнаты. Ссора не заставит себя ждать.

Вникайте в детские ссоры. Старайтесь разобраться, кто прав, кто виноват. Чтобы наладить информационные каналы, необходимо поощрять доносительство и ябедничество детей друг на друга. С чего начать? Допустим, вы слышите крики и шум драки. Сразу направляйтесь к источнику шума, с интересом присмотритесь, кто кого лупит, кто у кого что отнимает. Определите победителя. После этого прекратите драку, приласкайте обиженного и в присутствии победителя попросите рассказать, как было дело. Не давайте победителю перебивать, скажите пару раз с угрозой: «С тобой после разберемся». Обиженного выслушайте участливо, похвалите за то, что он все хорошо рассказал. Затем дайте ему конфетку, а обидчика, не выслушав, поставьте, допустим, в угол, или отшлепайте. Форма поощрения и наказания не важны, важно, чтобы эти процессы происходили на глазах у детей. Обычно дети после этого долго остаются в ссоре и стараются наперегонки жаловаться друг на друга.

Ваша задача с этого момента слушать обоих жалобщиков. Они будут стараться, особенно если вы сами не будете наблюдать за ссорами, а будете только слушать рассказы детей. Наказывайте и поощряйте в случайном порядке. Пусть в ваших решениях не будет никакой логики. Дети станут из кожи вон лезть, чтобы повлиять на ваши решения. Слезы, красочные рассказы, демонстрации синяков и ссадин — все будет положено к вашим ногам. Для убедительности ссоры станут все более жестокими и кровавыми, а вы помните только одно — не вмешивайтесь в процесс, слушайте жалобы. Потом наказывайте кого-нибудь и поощряйте другого. Это и самим родителям полезно — в процессе осуществления этой деятельности чувствуешь себя очень значимым, статусным, даже судьбоносным в каком-то смысле. Разбираться с детскими ссорами хорошо получается у тех родителей, которые в других сферах жизни не чувствуют себя значительными, важными, а при этом потребность чувствовать свою значимость у них есть. Вот папа обижает маму, обидно критикует, не считается с ней, не заботится. Мама во многом зависит от папы, например, папа содержит семью, достойно содержит, мама столько никогда не заработает. Мама страдает от своей малозначительности, а, глядишь, разобралась с детьми, и ей на время стало полегче. Для детей-то она еще какая фигура.

Да, забыла про еще один важный момент. Полезно сравнивать детей друг с другом, особенно публично, прилюдно. Пришли гости, вы при них и поставьте одного ребенка в пример другому: «Что ты, Миша, ешь так неаккуратно. Посмотри, как Маша красиво кушает». Ну и во всем так. Если один ребенок учится лучше другого, если один одевается быстрее другого, если один красивее другого — все подходит для сравнения и противопоставления: «Какая ты неловкая, не то что Лена»; «Ну, Васю всегда ждать приходится, это вам не Петя»; «Бери пример с Кости — у него по математике всегда пятерки». Конечно, надо учитывать и возраст детей. Что годилось маленьким, не подходит большим. Соперничество маленьких детей хорошо развивается, если дети имеют возможность конкурировать за родительскую любовь. Одного целовать — другого отпихивать: схема грубая, но по сути верная. Для подростков эту схему надо менять. Для подростков больше подходят деньги, вещи. Одному дать денег, другому не дать — в таком вот духе.

Здесь описано как можно выстроить детско-родительские отношения для порождения постоянных и стойких конфликтов между детьми. Эти детско-родительские отношения не с неба валятся. Они не случайно возникают в семье. Частая причина детских ссор — конфликтные супружеские отношения. Нередко складывается так, что в ходе брака супруги все меньше и меньше понимают друг друга. Это непонимание огорчает, злит, иногда вызывает отчаяние. Такие состояния любят выражать себя в скандалах. Супруги скандалят, но так как они интеллигентные люди, оберегающие своих детей от психических травм, да и вообще не желающие признать, что их брак — ошибка (если вы неспособны устроить себе удачный брак, то кто вы после этого?), то скандалят они застенчиво, неловко, по ночам, чтобы дети не знали. Супруги понимают, что скандалы могут привести к распаду семьи, а этого они по самым разным соображениям не хотят. Поэтому даже такие слабые скандалы пугают, супруги стараются их избегать. Понятно, что гнев и горе в таких условиях нормально проявляться не могут. Итак, тяжелые состояния и чувства присутствуют у обоих супругов, но путевки в жизнь им не получить. Что делать? Дети могут помочь и сохранить брак, и не носить в себе разрушительные чувства. Это сложный, никем в семье не осознаваемый процесс. Его проще всего описать на примере.

Семья из четырех человек: мама, папа и двое детей — мальчик и девочка. Девочка старше мальчика на три года. Брак сложный, родители им недовольны. Папа несколько раз попадался на внебрачных кратковременных связях. Мама его все время подозревает, все, что может, проверяет: карманы, телефонные звонки, задержки. Папа говорит, что с мамой жить невозможно: характер жуткий, прокурорский. «С таким характером могла бы быть и покрасивее», — шутит папа, а мама плачет. Родители поделили детей: мама в коалиции с сыном, а папа с дочерью. Мама и сын хорошо понимают друг друга. Сын ей все рассказывает, мама не дает папе наказывать его за двойки. Мама подолгу общается с сыном, особенно когда папа задерживается. Дочка уже спит, а они на кухне смотрят телевизор, что-то жуют, тихонько переговариваются. Если не знать, что один из пары ребенок, то со стороны это выглядит как тихий вечер добрых супругов. Ребенка уложили, сами перед телевизором отдыхают. Если дочка в такой момент войдет на кухню, они замолкают. Когда мама расстроена из-за папы, сын ее утешает. Папа приходит — сын зверем смотрит на него, жалеет маму. У дочери, в отличие от мамы, совсем другой характер. Она веселая, уверенная. Папа гордится ее красотой — брюнетка с большими, яркими, синими глазами. Папа покупает ей красивую одежду, берет с собой в ресторан, если с сослуживцами они что-то отмечают. Все с женами, а он с дочерью. Дочка считает, что мама сама виновата в том, что папа старается держаться от нее подальше. Толстая, мрачная, одеваться не умеет, не следит за собой.

Квартира трехкомнатная, в одной комнате — мама, в другой — папа, а дети, разнополые подростки, в третьей. У детей всегда были плохие отношения. Все, что можно было для этого сделать (см. выше), родители сделали. Странным образом детские конфликты смягчали супружеские ссоры. Каждый ребенок был представителем одного из супругов. Если побеждал сын, то это была своего рода победа жены над мужем, если дочь, то наоборот. Супруги конфликтовали меньше, чем это нужно было для того, чтобы выразить свои плохие отношения, потому что их чувства находили выход не непосредственно, а опосредовано, через конфликты детей. Этот процесс перекачки чувств знаком многим людям на примерах вполне безобидных. Вот вы разозлились на начальника. Пришли домой с этой злостью под ручку, а тут как раз бокс по телевизору. Вы смотрите и невольно представляете себе, что победитель — это вы и есть, а побежденный, избитый — это каждый раз ваш начальник. Смотреть приятно, интересно, мышцы поигрывают, настроение отличное, и гнев куда-то делся. В прекрасном расположении духа вы отправляетесь на следующий день на работу. Никакого конфликта с начальством, и повышение по службе становится реальной перспективой. А в нашем случае, чем больше дети ссорятся, тем прочнее делается неудачный брак.

Автор: А.Я. Варга

По материалам adalin.mospsy.ru