Уроки из страны Чудес



Уроки из страны Чудес

Ситуация, когда традиционная школа оказывается с конкретным учеником в тупике, — не такая уж редкая. Иногда вообще складывается впечатление, что общеобразовательная программа построена так, чтобы создать ребенку как можно больше проблем и отбить у него интерес к учебе. Есть ли альтернативы у такого подхода? Разумеется!

Вальдорфский рай

Популярная сегодня альтернативная методика обучения — это вальдорфская педагогика. Изобретению Рудольфа Штайнера исполнилось уже девяносто с лишним лет, но методика до сих пор вызывает горячие споры.

Позитивных моментов в ней хватает. Собственно, если вспомнить, с чего началась вальдорфская школа: она появилась в эпоху, когда в школе давали бездну нужных и не очень знаний, загружая мозги ребенка по самое «не могу». Латынь, греческий, риторика — но при этом ни грамма того, что могло пригодиться ребенку в реальной жизни.

А вот Штайнер со товарищи решили попробовать создать школу, в которой сочеталось бы все — и знания, и практические навыки, и эстетическое развитие... в общем, полная гармония. И при этом — отсутствие неравенства по социальному признаку: в школе Штайнера учились детишки и рабочих, и аристократов.

Вообще фишка вальдорфской школы — так называемая «педагогика равных возможностей». А еще последователи Штайнера убеждены, что детство — уникальный период в жизни человека, а значит, не стоит спешить как можно быстрее из него выйти. Наоборот, ребенку нужно помочь подольше оставаться маленьким, как можно полнее раскрыть свой творческий потенциал, насладиться всеми прелестями раннего возраста. Следовательно, все «ранние развивающие методики» — враги вальдорфской школы.

Чтению и письму здесь учат достаточно поздно. Ведь, по мнению педагогов, обучение абстрактным дисциплинам можно начинать лишь тогда, когда сформировался эмоциональный мир ребенка — а это происходит лишь после того, как у ребенка молочные зубы сменятся на коренные. Возможно, именно поэтому варианты «полноформатных» школ в Украине не прижились. «Хочу — пою, хочу — нет». А вот детские садики можно найти и в Киеве, и в Харькове, и в Одессе.

- Мой Сашка школу обожает, — делится на одном из педагогических форумов мама шестилетнего ученика вальдорфской школы из Харькова. — Это при том, что мне в двух садиках заявили, будто ребенок вообще «несадиковский», т.е. неконтактный, воспитателей не слушает и все такое.

А у них здесь принцип — никакого принуждения. Хочешь кубики — играй в кубики, хочешь собачку на поводке водить — води собачку. Если они там поют, а сын не хочет — никаких проблем, не хочешь, не пой, только остальным петь не мешай. И что интересно: мой ребенок, который в принципе терпеть не может всякие «встаньте, дети, встаньте в круг» таки присоединяется ко всем коллективным развлечениям. Не потому что выбора нет, а потому что ему интересно.

Еще здорово, что у них в группе — и совсем малыши, и дети постарше. Получается, что они учатся подражая — и одеваться, и рисовать, и что-то строить из конструктора. И вообще — никакого авторитаризма, никакого хождения строем. Свобода!

В вальдорфском детском саду много внимания уделяется ручному труду: все дети — и мальчики и девочки — учатся вышивать, резать по дереву, работать на гончарном круге и даже на ткацком станке. Рисование здесь тоже нестандартное: это не столько «нарисуем елочку», сколько занятные игры с красками, цель которых — найти самостоятельное творческое решение, а не сделать ухудшенный вариант рисунка воспитательницы. Красок — всего три: красная, желтая и синяя, все дополнительные цвета дети должны «изобрести» сами, сочетая основные. Еще можно попытаться научиться играть на музыкальных инструментах и двигаться под музыку. А еще — выращивать растения.... И многое-многое другое.

Возникает закономерный вопрос: если все так радужно, почему же в принципе находятся противники вальдорфской школы? Одно из первых возражений — чисто идеологического порядка. В основе этого направления педагогики — философско-эзотерическое учение. Конечно, напрямую внедрять детям его никто не будет, но исподволь на личность оно все равно повлияет, и не каждому родителю этому понравится.

Еще один сложный момент — то, что ребенка в вальдорфской школе не научат ни читать, ни писать, ни считать, ни показывать на карте столицу Украины, ни говорить на иностранном языке.

Получается, что тот уникальный возраст, когда ребенок с легкостью схватывает все общеобразовательные умения, пропадает впустую. Возникает и вполне закономерное опасение: а как ребенку после вальдорфской школы поступать в обычную? Вряд ли на собеседовании с пониманием отнесутся к тому, что ребенок умеет лепить из глины, но при этом не прочитает по слогам даже название магазина. А еще возникает вопрос, как объяснить ребенку, что на уроках бывает скучно, а встать и уйти туда, где нравится больше, не получится...

Жизнь по Монтессори

В отличие от вальдорфской методики, школа Монтессори приобрела в Украине репутацию не то модного ноу-хау, не то особенно продвинутого способа воспитания ребенка в нежном возрасте. Да, надо сказать, что в мире это очень распространенная практика. По методике Монтессори учились дочка американского президента Билла Клинтона, внуки и правнуки Льва Толстого, эмигрировавшие за границу. А в США, Финляндии и Нидерландах Монтессори-школы относятся к государственным учебным заведениям.

Краеугольный камень системы — это идея, что ребенок способен к саморазвитию, а взрослые в этом процессе — помощники, а не менторы. Все строится на трех основных постулатах — интересе, индивидуальном подходе и свободе выбора.

По сравнению со стандартным детсадом (как и вальдорфская методика, школа Монтессори начинается с 4–5 и воспитывает детей до 8–9 лет) система выглядит донельзя прогрессивной. Она вся пропитана уважением к ребенку как личности. Например, день ученика такой школы начинается с того, что с ним лично здоровается за руку воспитатель, а потом он выбирает, чем хочет сегодня заняться.

В классе — несколько зон. Первая — этакий островок реальной жизни: здесь ребенок учится самым простым, но донельзя практичным вещам. Например, как застегивать пуговицы, зашнуровывать ботинки, месить тесто. При этом помочь соседу — святое дело, а вместе все получается намного быстрее. Вторая — зона сенсорного развития, где дети знакомятся со свойствами предметов, их формой, цветом, материалом, размером, плотностью. А еще есть математическая, языковая, географическая зоны. И мини-физкультурный зал, где ребенок всегда может размяться. Через два часа после занятий все собираются в круг и обсуждают, что интересного произошло за это время. Причем беседу ведут сами дети — педагог поддерживает ее. Его задача — не столько руководить, сколько создавать атмосферу для занятий, показывать, как легче выполнить задания, и следить за тем, чтобы ученикам ничто не мешало.

Принципы школы Монтессори мало похожи на общеобразовательные. Не стоит забывать, что изначально она ориентирована в первую очередь на детей с умственной отсталостью. Например, нельзя плохо отзываться о ребенке, стараться быстро реагировать на его просьбы и призывы о помощи.

Несмотря на популярность методики, подходит она не всем. «Сначала мы были в востроге от того, как наша Катя вписалась в коллектив», — рассказывает Снежана, мама девочки, которая учится в школе Монтессори. — «Она сразу стала такая самостоятельная, практичная. Я как-то вдруг поняла, что вполне могу попросить дочку помочь нарезать салат. А еще она научилась делать самостоятельный выбор — если раньше у нее были проблемы с тем, как сформулировать, что же именно ей хочется, то теперь она четко это знает. Но потом всплыли моменты, которые мне не нравятся.

Я как-то упустила, что в школе Монтессори почти ничего не читают. И у Кати почти нет желания ни слушать сказки, ни научиться читать самой. Вообще ей как-то неинтересно фантазировать, творить. Просишь слепить что-то из пластилина, она: «а зачем»? И впрямь, вроде бы, зачем, но мне кажется, что творческого начала как-то не хватает».

У мамы десятилетней Светы, у которой школа Монтессори уже позади, — другие возражения «Моя девочка по своей природе — скромная, застенчивая, немного замкнутая. Отчасти по этой причине я и отдала ее в школу Монтессори — мне казалось, что там ей помогут раскрепоститься, почувствовать себя личностью. Во время учебы мне очень нравились результаты. Света с таким интересом рассказывала о том, что они делают и о детях, которые с ней учатся. А потом началась обычная школа. И моя девочка стала козлом отпущения. Ей было очень сложно понять, как вообще может быть такое, что на нее повысят голос или выскажут претензию недовольным тоном. Возникли проблемы и с одноклассниками. Такое впечатление, что они ее воспринимают как блаженную, которая «на своей волне». В результате Света замкнулась еще сильнее и желания учиться у нее нет».

В каждой методике, если разобраться, есть свои достоинства и недостатки. И, возможно, самый верный подход — это их сочетание. А еще — то, что подходит самому ребенку.

По материалам vvnews.info