Хайнц Хекхаузен. Мотивация и деятельность. Часть 2. Часть 3. Страница 72 Версия для печати Отправить на e-mail  



Если к информации о стабильности добавляется информация о специфичности, как в экспериментах с выбором задания, то с возрастом должны возникать конфликты при прогнозе исхода решения слишком сложных задач. Это также было обнаружено, начиная с 4,5 лет [М. Wasna, 1970]. Все эти признаки, однако, проливают свет лишь на начальные стадии развития представления о субъективной вероятности успеха. Ведь в своей развернутой форме оно предполагает понятие способностей, отделенных от фактора «усилия», что открывает возможность компенсации как за счет способностей, так и за счет усилий. Однако вряд ли можно столкнуться с чем-то подобным у большинства детей до 9—10 лет [см.: А. Кип, 1977; R. Tweer, 1976].

Об этом же свидетельствуют два исследования Парсонса и Рабла [J. Parsons, D. Ruble, 1972; 1977], в которых шкалировались ожидания успеха после различных по продолжительности серий успехов или неудач. На 4,5—5-летних детей никак не влияли качественные и количественные, особенности обратной связи, относя-1 щейся к успешности. У более старших детей, вплоть до 11 -летних, информация о стабильности получала в прогнозах все более реалистичное отражение. Девочки опережают в этом отношении мальчиков примерно на два года [см.: V. С. Crandall, 1969; J. Nicholls, 1975b], что, по-видимому, объясняется не особенностями полоролевой социализации, а опережением в когнитивном развитии.

Как показывают исследования Мак- Махэна [I. McMahan, 1973; см. гл. 11], 11- и 12-летние, по-видимому, уже владеют понятием субъективной вероятности успеха в полном объеме, поскольку между ними и десятиклассниками, а также учащимися колледжей нет различий в зависимости ожидания успеха от достигнутого результата и его каузальной атрибуции. Эта зависимость соответствует тому, что можно было бы ожидать, исходя из теории атрибуции: оцениваемая вероятность успеха последующего выполнения задания тем значительнее повышается после удачи и понижается после неудачи, чем в большей степени предшествующий результат относится на счет стабильных причин— способностей, тогда как изменчивые каузальные факторы — усилия и случайность— не влияют на повышение субъективной вероятности успеха после удачи и на снижение ее после неудачи.

6- ой показатель развития: связь между ожиданием и привлекательностью

Окончательно сформированное понятие субъективной вероятности успеха, отношение между ожиданием и привлекательностью, характеризуется прямо пропорциональной зависимостью между субъективной трудностью задачи и привлекательностью успеха и обратно пропорциональной — между трудностью задачи и привлекательностью избегания неудачи. (Что касается пропорциональных отношений, то речь идет, конечно, не о пропорциональности в строгом математическом смысле слова, а лишь о положительной или отрицательной корреляции между двумя величинами.) Зачаточная форма таких отношений представляет собой не что иное, как ковариационную схему восприятия собственных возможностей. Чем сильнее полученный эффект, тем выше возможности; чем он слабее, тем они ниже. Столь простая ковариация, как мы уже видели, вполне доступна детям 5 лет. Поэтому, начиная с этого возраста, должна проявляться связь между ожиданием и привлекательностью. Конечно, при этом кое-что необходимо конкретизировать, прежде всего уточнить, что такое сильный и слабый эффект. Здесь мы вновь возвращаемся к трем параметрам модели Келли (или относительным нормам), использование которых имеет определенную онтогенетическую последовательность. Поскольку раньше всего для дифференциации степени сложности задач используется информация о специфичности — доступные непосредственному восприятию градации трудности,—то пропорциональное отношение между трудностью задач и привлекательностью также должно здесь наблюдаться раньше всего, сразу же за дифференциацией степеней трудности на основе субъектной информации о стабильности, т. е. о частоте успехов неоднократного выполнения одной и той же задачи. В этом случае сильный или слабый эффект тождествен соответственно более частым или редким успехам. Лишь позднее сравнительная социальная информация (например, «почти все» или «лишь немногие могут ЭТО”) создает основу зависимости между успехом и привлекательностью.