Хайнц Хекхаузен. Мотивация и деятельность. Часть 2. Часть 3. Страница 34 Версия для печати Отправить на e-mail  



Индивидуальные различия мотивов в смысле традиционного подхода к исследованию мотивации достижения находят свое непосредственное выражение в дифференцированном взвешивании самооценочной привлекательности успеха и неудачи. Как мы видели в гл. 9 [см. также: G. H. Lit- win; 1966; S. A. Karabenick, 1972; K. Schneider, 1973], зависимость взвешивания привлекательности успеха и неудачи от мотива до сих пор не обоснована вполне убедительно. Однако во всех этих исследованиях измерение привлекательности не ограничивалось лишь привлекательностью самооценки. Это ограничение было соблюдено автором данной книги [H. Heckhausen, 1978], который обнаружил, что ориентированные на неудачу оценивают себя после успеха не менее позитивно, чем ориентированные на успех, но после равноценной по величине неудачи они оценивают себя более негативно; причем различие в самооценке не может быть сведено к связанным с мотивом различиям в атрибуции неудачи.

Результат действия, как правило, важен не сам по себе, а постольку, поскольку он приближает какую-либо обладающую высокой привлекательность сверхцель. Такое приближение представляет собой последствие, получающее свою привлекательность от соответствующей сверхцели. Существует множество лабораторных исследований, авторы которых предъявляли испытуемым задания, якобы измерявшие личностно значимый уровень притязаний или достижений, не определяя, однако, стала ли привлекательность сверхцели фактически действенной. Более адекватными в этом отношении являются уже обсуждавшиеся нами исследования по мотивирующему влиянию ориентации на будущее в обусловленной цепи действий [J. О. Raynor, 1974а] и искусственно индуцированном задании более высокой цели [K. Mierke, 1955]. Но и здесь привлекательность сверхцели специально не выделялась и отдельно от всего остального не измерялась.

Привлекательность оценки со стороны также может при преобладании информативного аспекта быть интринсивной [E. L. Deci, 1975] и совпадать с привлекательностью самооценки в той мере, в какой субъект приписывает оценивающему те же личностные стандарты, относительные нормы и каузальные атрибуции, которые применяются и им самим по отношению к результату своего действия. Но, как правило, оценка со стороны актуализует дополнительно и внешнюю привлекательность, например желание понравиться экспериментатору или заслужить его уважение своей умелостью. Повышение или понижение собственной ценности в глазах другого человека после возможного успеха или неудачи — с этим связана определенная мотивирующая привлекательность. Последующий анализ предубежденности атрибуции поможет выявить, когда субъект засчитывает успех в свою пользу в большей степени, чем чувствует себя ответственным за неудачу [см. гл. 10, а также: D. Т. Miller, 1975; М. L. Snyder, W G. Stephan, D. Rosenfield, 1976; G. W. Bradley, 1978]. Особенно чувствительными к экстринсивной привлекательности оценок со стороны являются ориентированные на неудачу индивиды. Если их мотив аффилиации высок и отмечен печатью надежды на нее, то в присутствии экспериментатора они предпочитают ставить сверхвысокие цели; если же их мотив аффилиации слаб или характеризуется «страхом отвержения», то демонстрируемый ими уровень притязаний оказывается низким [V.- J. Jopt, 1974; К. Schneider, C. Meisl,