Хайнц Хекхаузен. Мотивация и деятельность. Часть 2. Часть 3. Страница 28 Версия для печати Отправить на e-mail  



1975] , согласно которой поиск ситуационно индуцируемых интенций предшествует поиску интенций самоутверждения, получает свое подтверждение.

Одновременно с этим становится ясным, что проведенные до сих пор исследования по изучению интринсивной мотивации всегда исходили из несоотносимости внутренней и внешней составляющих мотивации. Однако, несомненно, это экстремальные случаи одного мотивационного процесса. В обычных случаях между обеими составляющими существует определенное равновесие, так что действие представляется вполне, а не чрезмерно или недостаточно оправданным. В связи с обычными случаями следует поставить вопрос о том, каковы будут последствия различных соотношений интринсивной и экстринсивной мотивации. Разработка такого рода вопросов еще только предстоит. В методическом отношении она более сложна, чем проблемы, анализировавшиеся до сих пор, ибо предполагает измерение субъективных значений интринсивной и экстринсивной привлекательности и связанных с ней индивидуальных различий. Подходящую для этого теоретическую основу расширенной модели мотивации мы обсудим ниже.

Далее, особого интереса исследователей заслуживает вопрос об отличии действий, направленных на достижение одной и той же цели, при преобладании интринсивной или экстринсивной мотивации. Примечательные наблюдения по этому'поводу приводит Гарбарино СагЬаппо, 1975]. В одной из школ было принято, чтобы ученики IV и V классов помогали в занятиях учащимся I и II классов; в описываемом случае речь шла о помощи в выполнении задания на классификацию. Одна группа «наставников» не получала за это какого-либо вознаграждения, другая же получала билеты в кино. Между обеими группами наблюдались определенные различия во взаимодействии со своими младшими товарищами. Вознаграждаемые «наставники» по сравнению с невознаграждаемыми были менее дружелюбны, а их требования — более жесткими. Они, очевидно, рассматривали свою деятельность не только как помощь другому, но и как средство для получения вознаграждения, так что в случае неудачи своих подопечных они испытывали фрустрацию и становились нетерпеливыми.

Как следствие, ученики вознаграждавшихся «наставников» демонстрировали худшие достижения, чем ученики оказавшихся более дружелюбными и терпеливыми невознаграждав- шихся «наставников».

В этой связи заслуживают внимания также некоторые из уже полученных данных по изменению достижений. Обнаружено, что после введения внешнего вознаграждения происходит количественное улучшение результатов за счет снижения их качества [D. Greene, М. R. Lepper, 1974; A. W. Kruglanski et al., 1971]. В этих случаях экстринсивная привлекательность, по-видимому, не снижала мотивацию в смысле прилагаемых усилий, но, напротив, повышала ее. Однако при этом изменялась сама стратегия работы над заданием. Интрументаль- ность достигаемого результата с точки зрения внешнего последствия, очевидно, приводила к первоочередному учету таких аспектов результата, которые прежде всего бросаются в глаза, т. е. к предпочтению количества качеству, и делала субъекта менее чувствительным к менее очевидным и вытекающим из природы самого задания требованиям, т. е. к качеству решений задания.