Хайнц Хекхаузен. Мотивация и деятельность. Часть 2. Часть 3. Страница 12 Версия для печати Отправить на e-mail  



. Вторая атака, почти бунт, против указанного выше понимания последовала в 50-е гг., когда благодаря работам Халла и Скиннера объяснение поведения исключительно посредством внешних подкреплений достигло своего апогея. У крыс и у обезьян открывались все новые типы поведения, которые не служили редукции влечений, но явно подкрепляли сами себя, ибо, осуществляя их или ради получения возможности их осуществить, подопытное животное вполне успешно научалось достаточно сложным навыкам (см. гл. 4). В этой связи Харлоу [Н. F. Harlow, 1950; 1953] постулировал, например, существование «манипулятивного влечения», Монтгомери [К. С. Montgomery, 1954; W. L. Welker, 1956] — «иссле

довательское влечение», а Батлер [R. A. Batler, 1953] — влечение к «зрительному обследованию». Никто, пожалуй, не связывал с этим прорывом психологии мотивации к внутренне регулируемому поведению столько многообещающих надежд, как Зигмунд Кох, великий методологический скептик психологии. В 1956 г. он писал: «По-видимому, наиболее привлекательной особенностью этих исследований является все нарастающий интерес к феноменам, явно принадлежащим к категории «в себе и для себя» или к существующему интринсивно многообразию, к феноменам, для объяснения которых не хватает ресурсов экстринсивной грамматики и которые могут быть отнесены к человеку, даже когда изучаются на животных. Конечно, я имею в виду работы по «исследовательским», «ма- нипулятивным» влечениям и «познавательной потребности»... Если бы меньше времени тратилось на постулирование новых влечений и больше, скажем, на сужение круга признаков, которые заставляют обезьян «решать» одни манипулятивные задачи и не «решать» другие, то это действительно привело бы нас к фактам, требующим «интринсивной грамматики». Если бы больше усилий тратилось на выяснение не того, может ли «подкреплять» рост стимуляции, а того, каковы конкретные свойства тех «стимулов», усиление которых действительно подкрепляет, то психология могла бы оказаться на пороге нового этапа своего развития» [S. Koch, 1956, р. 81, 82].

Различные концепции интринсивной и экстринсивной мотивации

Какого-либо единства взглядов по вопросу о том, чем различается интринсивно и экстринсивно мотивированное поведение, до сих пор не существует (что подтвердили, например, материалы опроса, проведенного среди специалистов по психологии труда [см.: 1_. Бауег, О. Р. Регкег, 1975]). Можно выделить, по меньшей мере, шесть различных концепций, выдвигающих на первый план разные аспекты различий или в поведенческих проявлениях, или в отношении основополагающих процессов. Общим для всех них является лишь понимание интринсивно мотивированного поведения как совершающегося ради себя самого или ради тесно с ним связанных целевых состояний, как не могущего быть лишь простым средством достижения инородной по отношению к такому поведению цели.