Хайнц Хекхаузен. Мотивация и деятельность. Часть 2. Часть 3. Страница 11 Версия для печати Отправить на e-mail  



Но если когнитивные (информационные) и аффективные аспекты управления деятельностью буквально пронизывают друг друга, то вопрос о приоритете одного из. них и о том, который из них является собственно мотивирующим, теряет всякий смысл. Мотивационная эффективность самооценочных эмоций (не лишенных информационного содержания) в случае деятельности достижения доказана достаточно убедительно. Это относится, во-первых, к предвосхищению самооценочных эмоций, ведущему к совершению деятельности достижения или уклонению от нее, ее поддержанию или превращению. Во-вторых, это относится к долгосрочной стабилизации системы мотива, проявляющейся в индивидуальной предубежденности самооценки на основании результатов действия.

Экстринсивная и интринсивная мотивации

Совершенно очевидно, что поведение описывается как мотивированное либо «изнутри» (интринсивно), либо «извне» (экстринсивно). Это противопоставление почти столь же старо, как и сама экспериментальная психология мотивации. Оно становится актуальным во всех тех случаях, когда исследователи, с определенным успехом сосредоточив свои усилия на изучении таких видов поведения, которые служат удовлетворению физиологических потребностей или избеганию негативных физиологических состояний, стараются объяснить все поведение, его изменения (научение) и лежащую в его основе мотивацию посредством внешних играющих роль подкрепления следствий поведения — вознаграждения, отсутствия вознаграждения и наказания. Подобное чисто инструментальное понимание, сводящее в конечном счете поведение лишь к обслуживанию организма, вынужденного восстанавливать нарушенный гомеостаз, всегда вызывало возражение, особенно когда данные, полученные при работе с животными, целиком переносились на человека.

По всей видимости, первое возражение принадлежит Вудвортсу

[R. S. Woodworth, 1918], разработавшему теорию первичности поведения (behavior-primacy) с характерным для нее постулированием врожденных механизмов развития сенсорных, моторных и когнитивных способностей. Такого рода механизмы приводятся в действие влечениями типа любопытства или самоутверждения по мере их развития, активность уже сама по себе приносит субъекту удовлетворение. Развившаяся и мотивированная таким образом активность может служить удовлетворению физиологических влечений, но, только «побуждаемая собственным влечением, ...она может протекать свободно и эффективно» [ibid., р. 70]. Достаточно близок к этому и оллпортовский принцип функциональной автономии [G. W. Allport, 1937], согласно которому первоначально инструментальные действия могут приобретать самостоятельную (интринсивную) привлекательность.