Хайнц Хекхаузен. Мотивация и деятельность. Часть 2. Часть 3. Страница 10 Версия для печати Отправить на e-mail  



В целом эти данные подтверждают, что получаемая по ходу деятельности обратная связь выполняет, с одной стороны, информационную, а с другой—мотивационную функцию. Во- первых, она уменьшает неопределенность и, во-вторых, создает предпосылки для регуляции хода действия (в рассматриваемом случае через изменение интенсивности усилий). От этого следует отличать получение информации об окончательно достигнутом результате деятельности, являющееся предпосылкой для самооценочных суждений, привлекательность которых мотивирует всю последовательность действий.

Заключение

В результате проведенного обсуждения и анализа данных вопрос о том, мотивируется ли деятельность достижения привлекательностью ожидаемого прироста информации или ожидаемым эмоциональным удовлетворением, т. е. вопрос об адекватности когнитивной или гедонистической модели мотивации, все же не получил при столь дихотомической постановке однозначного ответа. Хотя отрицать мотивационную функцию самооценочных эмоций трудно, ибо в пользу этого можно привести немало Данных, однако все они не исключают мотивационной функции поиска информации о своих возможностях или о природе задания (а этот поиск, в свою очередь, не следует абсолютизировать за счет умаления роли эмоционального удовлетворения).

По всей видимости, вопрос этот неразрешим, а его постановка мало что дает, по меньшей мере, по двум причинам. Во-первых, потому что речь здесь явно идет о метапсихологиче- ском вопросе, поскольку вопрос о «конечных целях» живых существ является неразрешимым в рамках психологии с ее методами анализа переживаний и поведения. По-видимому, в этом случае более уместен филогенетический анализ, осуществляемый биологическими науками, и общественно-исторический анализ, осуществляемый социальными науками. Вторая причина лежит в использовании стереотипного противопоставления понятий «представление» (приобретение информации) и «эмоция» (эмоциональное удовлетворение). Понимая когнитивные образования как безэмоциональные содержания мысли, а эмоции—как лишенные информационного содержания переживаемые состояния, мы становимся жертвами давней традиции, порожденной кабинетной психологией. Информация о самом себе и об успешности своей деятельности должна перерабатываться, как правило, в форме эмоци-

Рис. 1212 Средняя частота обращений ^ информацией на протяжении одного этапа в начале и в конце стадии индуцирования <) также на заключительной стадии для подгрупп испытуемых с низкими, средними и высокими ожиданиями успеха IР НаИвсЬ, Н. НескЬаи^еп 1977 Б 728]



онально окрашенных, а не холодно рациональных представлений. Такого рода информация одновременно вызывает к жизни специфические эмоции. Кроме того, эмоции и аффекты непосредственно определяют информацию о значимости релевантных мотиву событий [М. В. Arnold, 1960]. Такая информация, может быть, менее дифференцированна, чем в случае мыслительной рефлексии, однако она вполне пригодна и даже просто необходима для первой, быстрой реакции.