Хайнц Хекхаузен. Мотивация и деятельность. Часть 2. Часть 1. Страница 115 Версия для печати Отправить на e-mail  



Самооценка или рациональная обработка информации?

Если при самоатрибуции можно пренебречь такими факторами, как критика, гласная проверка или групповое сопоставление продемонстрированных или будущих достижений, то, как показали исследования, наблюдается тенденция непосредственной оценки: успех приписывается собственным усилиям, а неудача—внешним обстоятельствам [J. E. R. Luginbuhl, D. Н. Crowe, J. P. Kahan, 1975], в то же время атрибуция достижений других сравнительно объективна и рациональна [G. Fontaine, 1975; М. L. Snyder, W. G. Stephan, D. Rosen, 1976]. Интерпретацию асимметрии в атрибуции успеха или неудачи как тенденций к повышению или защите самооценки поставили под сомнение Миллер и Росс [D. Т. Miller, М. Ross,

1975] . Во втором из двух требований, выполнения которых, по Хайдеру, достаточно для каузальной атрибуции, а именно: «(1) причина должна соответствовать желаниям индивида и (2) данные должны правдоподобным образом проистекать из этой причины» [F. Heider, 1958, р. 172], Миллер и Росс видят основания, к которым можно свести многое, если не все, в рассматриваемой асимметрии атрибуции. В частности, эти авторы видят три основания для мотивационной, а не рациональной обработки информации, приводящей к тому, что человек считает себя более ответственным за успехи, чем за неудачи: (1) люди склонны ожидать от своих усилий скорее успеха, чем неудачи, и в соответствии с этим приписывают себе ожидаемые, а не неожидаемые результаты своих действий; (2) ковари- ация между приложенными усилиями и наступающей серией успехов будет более тесной, чем при серии неудач; (3) люди ошибочно считают взаимосвязь усилий и последующего успеха более тесной, чем связи усилий и последующей неудачи.

Как раз исследование первых двух оснований (различия в ожиданиях и в приложенных усилиях) с точки зрения их возможностей лишить мотивационную причину самооценочной асимметрии атрибуции дало отрицательный результат [G. W. Bradley. 1978]. Первым такое исследование предпринял один из критически настроенных авторов — Миллер [D. Т. Miller, 1976]. Он предъявил испытуемым псевдотест на социальную восприимчивость. Прежде чем сообщать тестовые показатели, свидетельствовавшие об успехе или неудаче, одной половине испытуемых тест представлялся либо валидным и оценивающим некоторые весьма желательные личностные свойства, либо же еще только разрабатывающимся с неустановленной валидностью. Такое запоздалое индуцирование различий относительно самооценки успеха и неудачи позволило устранить возможность возникновения между экспериментальными группами систематических различий в (1) ожиданиях и (2) усилиях (и тем самым ковариацию с последующим результатом). Миллер установил, что успех в этом случае приписывается скорее внутренним, а неудача—внешним факторам. Асимметрия более выражена при относительно высокой, а не низкой самооценке результата теста.