Хайнц Хекхаузен. Мотивация и деятельность. Часть 2. Часть 1. Страница 111 Версия для печати Отправить на e-mail  



Таблица 10.5

Атрибуция (в усредненных шкалированных показателях) экстринсивной и интринсивной мотивации в зависимости от уровня количественных достижений, значительности вознаграждения и повременной или поштучной оплаты [Е. 1_. 0ес1, С. Веп\л/аге, Э. 1_апс1у, 1974, р. 661, 662]

Сочетание факторов Мотивация экстринсивная интринсивная
Оплата Оплата
повре

менная

поштуч

ная

повре

менная

поштуч

ная

Высокие достижения и оплата 7,5 доллара за 3 ч или за 25 картинок 6,03 8,33 7,00 5,63
Низкие достижения и оплата 1,5 доллара за 3 ч или за 5 картинок 4,53 2,37 4,63 5,10
Процесс атрибуции мотивации: модель Деси

Вернемся к нашему вопросу о том, как протекает процесс атрибуции, и вспомним о различении Хайдером феноменального и причинного описаний. Процесс атрибуции, очевидно, может колебаться между двумя этими экстремальными случаями. С одной стороны, «индивид помимо всего прочего не только выявляет определенные пространственные и физические признаки, но и непосредственно воспринимает такие неосязаемые вещи, как желания, потребности и чувства других людей» [Я. Heider, 1958]. С другой—он, как сказал бы Келли, производит сложные, сходные с дисперсионным анализом выводы, процесс осуществления которых мотивирован тем, чтобы, как в случае примера Хайдера с песком, раскрыть причины чего-то неожиданного, загадочного, беспокоящего.

Деси предложил модель, охватывающую оба экстремальных случая. Согласно этой модели, в первую очередь учитываются несубъектные причины, т. е. все то, что, по Келли,


характеризуется ярко выраженными особенностями, высокими стабильностью и согласованностью. Например, когда собравшаяся на прогулку компания прячется от внезапного ливня. В этом случае каузальная атрибуция, согласно Хайдеру, имеет статус феноменального описания. Очевидно, что никакой другой атрибуции не требуется, поскольку достаточно простой констатации предписаний, диктуемых явлениями природы (возможностями окружения). Очевидно, несубъектные причины учитываются прежде всего именно потому, что они больше бросаются в глаза, чем субъектные причины. Лишь в том случае, когда на первой стадии процесса атрибуции мы не можем приписать им какой-либо роли (либо это роль недостаточно значима), мы обращаемся к вторичным возможностям окружения, способным вызвать ситуационно индуцированную интенцию. В работе Деси и его коллег [Е. 1_. Оес1, С. Веп\л/аге, О. 1_апс!у, 1974] за исходное брались размер оплаты и вид вознаграждения и на этой основе оценивалась соответствующая диспозиция действующего субъекта, например мотив «хорошо заработать». Если ситуационная привлекательность была необычайно высокой (как в «ситуации искушения») либо оказывали свое воздействие другие объектные причины, то в соответствии с принципом обесценивания снижалась значимость базовой диспозиции в ситуационно индуцированной интенции. Если же к этому добавлялись препятствующие объектные причины, то ценность базовой диспозиции возрастала. Такого рода рассуждения соответствуют объяснению поведения с третьего взгляда.