Хайнц Хекхаузен. Мотивация и деятельность. Часть 2. Часть 1. Страница 11 Версия для печати Отправить на e-mail  



1972] . Это справедливо лишь до тех пор, пока индивиды еще недостаточно знакомы с задачей или же получают противоречивую информацию. У испытуемых, имевших достаточный опыт и получавших обратную связь, индивидуальные различия в силе мотива практически не сказывались на оценке вероятности успеха.

При изучении уровня притязаний Аткинсон [J. W. Atkinson, 1957] использовал исходные завышенные оценки, дававшиеся высокомотивированными испытуемыми, для получения отклоняющихся от модели данных, т. е. он показал, что эти испытуемые переоценивают вероятность своего успеха и предпочитают поэтому задачи чуть выше средней степени сложности. Подобное объяснение не выдерживает критики, поскольку испытуемые с мотивацией успеха оценивали его вероятность после того, как осваивали задачу не менее реалистично, чем слабомотивированные испытуемые [см.: D. С. McClelland et al., 1953], но тем не менее предпочитали задачи и цели с вероятностью успеха ниже 0,5. Связи между мотивом и другими личностными диспозициями были несомненно найдены, но они оставляли открытым вопрос о влиянии на пере- или недооценку вероятности успеха. Вполне возможно, что с этими личностными диспозициями также ковариирует представление о собственной способности. Так, Физер [N. T. Feather, 1966] установил, что мотивированные на успех испытуемые обычно меняют уровень своих притязаний после успеха, а испытуемые с мотивом избегания неудачи— после неудачи (т. е. соответственно повышают и понижают этот уровень). В обеих мотивационных группах, видимо, проявляется обобщенность ожидания. В этом же смысле следует интерпретировать связь с показателями теста тревожности. Физер [1963а] указывает на положительную корреляцию между сообщенной испытуемым вероятностью успеха и «полезной тревожностью» и на отрицательную между этой же величиной и «мешающей тревожностью» (по опроснику Элперта и Хейбера [R. Alpert, R. N. Haber, 1968]). Отрицательную корреляцию между экзаменационной тревожностью и сообщенной вероятностью успеха обнаружил также Фей- рес [Е. J. Pha.es, 1968].

Не менее однозначна связь и с таким личностным конструктом, как внутренний и внешний контроль [J. В. Rotter, 1966]. Люди с внутренним локусом контроля (по Роттеру) чувствуют большую ответственность за результаты своих действий, чем люди с внешним локусом контроля, и поэтому их пересмотр собственных ожиданий успеха и неудачи оказывается более значительным. Исследования Роттера это действительно подтверждают. Еще одним подтверждением служат данные Физера [N. Т. Feather, 1968] о положительной корреляции с внутренним контролем, правда, не степени пересмотра, а количества типичных изменений оценки вероятности успеха, зависящих от результатов действий (это относится как к успехам, так и к неудачам). Более точный анализ детерминантов изменений вероятности успеха стал возможен благодаря модифицирован-