Хайнц Хекхаузен. Мотивация и деятельность. Часть 2. Часть 1. Страница 105 Версия для печати Отправить на e-mail  



D. Т. Miller, М. Ross, 1975; L. Ross,

1977] . Поскольку оба вопроса играют в психологии мотивации центральную роль, после рассмотрения процесса атрибуции мы обсудим их специально.

Атрибуция как процесс

Мак-Артур [С. С. McArthur, 1972;

1976] предъявляла своим испытуемым описания отдельных поведенческих эпизодов, сообщая дополнительную информацию об особенности, согласованности и стабильности, как они понимаются в модели Келли. Но каким образом, в какой последовательности и с какими промежуточными результатами испытуемые осуществляли атрибуцию, оставалось при этом неясным. Можно было предположить, например, что испытуемые сначала использовали информацию об особенности, поскольку ее ковари- ация с эффектом наиболее однозначно указывает на локализацию причины в окружении (объект, обстоятельства) или личности (см. табл. 10.2). Вторым по важности могло быть использование информации о стабильности, поскольку именно она позволяет выявить причинную роль ситуационных особенностей, с одной стороны, объекта и личности, с другой. Данные


«Фундаментальная ошибка атрибуции»



Мак-Артур свидетельствуют о другой последовательности, так как при последовательности «стабильность— особенность—согласованность» снижалась вариативность каузальной атрибуции.

Если исходить из приоритета информации о стабильности (эффекты внимания и ожидания при этом проявляются меньше всего), то остается вопрос: начинает ли наблюдатель с поиска возможных личностных причин и, только убедившись в невозможности ответа, переходит к поиску причин в окружении; или же дело обстоит наоборот—наблюдатель начинает с поиска причин в окружении, когда он не находит их, имеющаяся информация наталкивает его на иное объяснение? Отмеченное различие имеет серьезные последствия, поскольку в первом случае мы имели бы дело с объяснением поведения с первого взгляда (психология личности и психодиагностика), а во втором — с объяснением со второго взгляда (теории научения и социальная психология). Процессуальная развертка атрибутивной активности могла бы подтвердить и усилить ту или иную исходную теорию деятельности

Большой интерес в связи с обсуждением данного вопроса представляют случаи, когда поведение определяется двумя достаточными основаниями, одно из которых может быть приписано личности, а другое — окружению. В зависимости от своих теоретических установок наблюдатель должен в этом случае занижать значимость одного из двух оснований. Первые подтверждения этому получили Орвис и его коллеги [В. Я. Отв, 1975]. Они предъявляли испытуемым высказывания о межличностных действиях или достижениях вместе с неполной (отсутствовал первый или второй параметр действия) или полной информацией о ковариации (особенность, согласованность, стабильность). Испытуемых просили либо дополнить отсутствующую информацию, либо локализовать причину в субъекте, ситуации (объекте), обстоятельстве или в сочетании этих факторов. Ожидалось, что у испытуемых будут активироваться те комбинации информации, которые подходят к имеющимся данным, и они в соответствии с этим дополнят отсутствующую информацию или осуществят локализацию причины. Как видно из табл. 10.2, информация о (а) высокой согласованности (Ь) слабо выраженной особенности и (с) низкой стабильности позволяет однозначно выявить оба недостающих вида информации о ковариации и соответственно локализовать причину. Любая другая конкретная информация многозначна. Для нас интересен случай, когда задается только высокая стабильность, что соответствует комбинации информаций, приводящей к локализации причины как в личности, так и в объекте. Часть испытуемых (половина в случае межличностных действий и треть в случае деятельности достижения) приписали подлежащий объяснению эффект сочетанию субъективных и объективных (ситуация) факторов, остальные испытуемые предпочли отнести причины только к субъекту (правда, вопрос о субъекте тоже задавался первым).